«БУДЕМ КАК СОЛНЦЕ»

«БУДЕМ КАК СОЛНЦЕ» — сборник стихотворений К.Д.Бальмонта. Основные мотивы этой книги были намечены в предыдущем сборнике «Горящие здания (Лирика современной души)» (1900 г.). Книга «Будем как солнце» составлялась Бальмонтом в усадьбе Сабынино Курской губернии. В первой половине марта 1902 г. была прочитана в близком поэту литературном кругу. Первоначально она имела посвящение: «Посвящаю эту книгу, сотканную из лучей, моим друзьям, чьим душам всегда открыта моя душа: брату моих мечтаний, поэту и волхву Валерию Брюсову, — нежному, как мимоза, С.А.Полякову, — угрюмому, как скалы, Ю.Балтрушайтису, — творцу сладкозвучных песнопений Георгу Бахману, — художнику, создавшему поэму из своей личности, М.А.Дурнову, — художнице вакхических видений, русской Сафо, М.А.Лоховицкой, знающей тайны колдовства, — рассветной мечте Дагни Кристенсен, валькирии, в чьих жилах кровь короля Гаральда Прекрасноволосого, — и весеннему цветку Люси Савицкой, с душой вольной и прозрачной, как лесной ручей». Посвящение датировано: «1902. Весна. Келья затворничества».

Сборник имеет подзаголовок «Книга символов» и эпиграф из философа Анаксагора «Я в этот мир пришел, чтоб видеть солнце», который был развернут во вступительном стихотворении: «Я в этот мир пришел, чтоб видеть солнце / И синий кругозор. / Я в этот мир пришел, чтоб видеть солнце / И выси гор».

В книге «Будем как солнце» осуществлена творческая попытка очертить космологическую картину мира, в центре которой поставлено солнце — вечный и животворный источник всего сущего. В разработке этого лирико-философского постулата Бальмонт развивает традиции Тютчева и Фета. В книге растворены пантеистические и космические мотивы. Уподобляя себя человеку первобытному, Бальмонт слагает гимн стихийным силам, звездам, Луне, Огню, который представляется поэту главной из жизненных стихий. В стихах книги явлена мощная, красочная, экспрессионистичная живопись слова: «Будем, как солнце всегда молодое, / Нежно ласкать огневые цветы, / Воздух прозрачный и все золотое». Поэт трактует ведущее состояние «современной души» как пожар чувств, горение, экстаз. Он славит желание, сладострастие, «безумства несытой души». Его восторженный индивидуализм, самобытно претворяющий идеи ницшеанства, противостоит жестокой бездушной цивилизации. Книга выдвинула Бальмонта в ряды ведущих представителей символизма.

В статье «Бальмонт-лирик» И.Ф.Анненский рассматривает центральное стихотворение сборника «Будем как солнце» «Я — изысканность русской медлительной речи…» как новое поэтическое слово. Метафорам поэта свойственна причудливая яркость и убедительность, его звукопись чрезвычайно сгущена, стиховое движение прозрачно, свободно и текуче. «Для меня, — пишет Анненский, — интересны в пьесе интуиция и откровение моей же души в творческом моменте, которым мы все обязаны прозорливости и нежной музыкальности лирического я Бальмонта». Анализируя ритмическое новаторство Бальмонта, тот же Анненский пишет: «Среди пестрого и гомонящего царства переплесков, раскатов, перекличек и самоцветных каменьев стих, как душа поэта, храня свой ритм, движется мерно и медленно меж граней, которые он сам же себе изысканно начертал».

Сборник «Будем как солнце» выстроен поэтом именно как книга, как цельное и композиционно продуманное единство. Разделы книги таковы: «Четверогласие стихий», «Змеиный глаз», «Млечный путь», «Зачарованный грот», «Danses macabres», «Сознание», и каждый из них имеет собственный лирический сюжет. В книге есть ряд циклов («Гимн огню», «Восхваление луны», «Трилистник» и др.), отражающих жанрово-композиционные поиски поэта-новатора, которому малы рамки отдельной лирической пьесы — и он создает причудливые единства на пути от стихотворения к поэме.

В книге много стихов о стихах («Я — изысканность русской медлительной речи…», «Мои песнопенья», «Слова-хамелеоны», «Гармония слов»), в которых поэт осмысливает свое «ремесло», и декларирует сопричастность стиха ритмам природной стихии: «В моих песнопеньях — застывшие льды, / Беспредельность хрустальной воды. / В них — белая пышность пушистых снегов, / Золотые края облаков». Сборник «Будем как солнце», являясь вершиной бальмонтовской поэзии, вобрал ее основные, сквозные качества, прежде всего — органическую высокопарность, о которой писала М.И.Цветаева: «Он парит в высотах и не желает спускаться. Не желает, или не может? Я бы сказала, что земля под ногами Бальмонта всегда приподнята, то есть он ходит уже по первому низкому небу земли». Стихам книги свойственно дерзновенное метрическое многообразие, внутри которого привычные размеры преображались до неузнаваемости, насыщенная аллитерационность, богатство внутрилирических жанров (псалом, воззвание, фантасмагорический пейзаж).

Название книги «Будем как солнце» стало крылатой идиомой, важнейшей для осмысленья «старшего символизма» как направления.

Лит.: Анненский И. Бальмонт-лирик // Анненский И. Книги отражений. М., 1979; Цветаева М. Слово о Бальмонте // Цветаева М. Сочинения. Т.2. М., 1980; Орлов В. Бальмонт. Жизнь и поэзия // Орлов В. Перепутья. М., 1976.

Т. А. Бек