«БРАТСКАЯ ГЭС»

«БРАТСКАЯ ГЭС» — поэма Е.А.Евтушенко. Написана в 1963-1965 гг. по впечатлениям от поездок по Сибири, в том числе на строительство Братской ГЭС; напечатана в журнале «Юность» в 1965 г. При издании отдельной книгой (1967 г.) автор не включил главу о Халтурине.

Поэт «хотел выразить чувство связи современности с историей, чувство связи между индивидуумом и обществом, чувство связи между теми историческими процессами, которые происходят в самых разных странах и даже в разные временные периоды».

Поэму открывает «Молитва», обращенная к семи величайшим поэтам России (в их числе Пастернак, что в 1965 г. звучало весьма смело); каждому посвящена соответственно стилизованная строфа (например: «Есенин, дай на счастье нежность мне…»). Особая роль отведена Маяковскому: обращение к нему — кода «Молитвы», его именем названа и целая глава. Евтушенко видит в своем кумире воплощение вечной борьбы поэта с «тупостью, лицемерием, пошлостью». «Молитва» развивает прием шести эпиграфов из поэтов XX века к доныне полностью не опубликованной поэме «Азия» Н.И.Глазкова, который позднее отозвался о «Братской ГЭС» как о графоманстве.

«Пролог» содержит размышления о гражданских задачах художника: «Мир был прекрасен. Надо было драться за то, чтоб он еще прекрасней был». В основу сюжетной части положено сравнение ГЭС с Египетской Пирамидой: оба сооружения вступают в диалог о смысле исторического развития. Пирамида выражает скепсис, ГЭС — гражданский оптимизм. Этот сюжетный ход создает не только символический план, но и изобразительную характерность поэмы. История России показана в шести главах, посвященных революционным деятелям от Разина до юного Ленина; четыре «постреволюционных» главы выражают концепцию революции как начала созидания прекрасного нового мира, одним из символов которого является строительство Братской ГЭС. Лучшие главы — это портреты строителей плотины; гидростроитель Карцев, большевик, пострадавший в годы репрессий; «деревнина дочка» Нюшка, свидетельница голода на родине и неправедной сытости в среде партийных вершителей «телефонного права»; «диспетчер света» Изя Крамер, с образом которого в поэму входит трагическая судьба евреев. Автор предельно приближен к своим героям, умеет говорить от себя их устами. Следующие семь глав — цикл лирических стихов о связи человека с народом и историей. Последняя глава, «Ночь поэзии», запечатлела чтение стихов и пение у костра — культурно-бытовую примету времени, в которой, по мысли автора, выразилась взаимная причастность народа и искусства. Исполнение героями «Сентиментального марша» Окуджавы с цитатой: «Я все равно паду на той, на той единственной гражданской», — включает главу в тему преемственности революционных традиций, понимаемых как добро и историческая справедливость.

Критика отметила гражданственность мысли, проникновение в народную жизнь, творческое обновление жанра поэмы. Плодотворными оказались сближение обиходно-разговорной речи с художественной, создание речевых новообразований («глыбастость» Маяковского).

Резонанс поэмы был необычайно велик. Поэма была выдвинута на Ленинскую премию, но не получила ее. Официально критики апеллировали к эстетическим просчетам: небрежность композиции, эклектичность, риторика (пародист А.Иванов назвал поэму «винегретом из битников, Хеопса и гражданства»), Подлинной причиной нападок была антисталинистская направленность произведения, в котором цензура вычеркнула 593 строки. Примерно с середины 70-х гг. поэт не переиздавал это сочинение полным текстом, включая, однако, отдельные главы его в новые поэтические сборники, и говорил, что исторический материал оказался для него неподъемным грузом.

Одна из лучших глав поэмы, «Казнь Стеньки Разина», вдохновила Д.Д.Шостаковича на создание одноименной вокально-симфонической поэмы (1964 г.)

Лит.: Макаров А. Раздумья над поэмой Евгения Евтушенко // Знамя, 1965, №10; Лобанов М. «Нахватанность пророчеств не сулит…» // Молодая гвардия, 1965, №9; Никульков А.В. Книга о поэтах. Новосибирск, 1972.

С. С. Бойко