«БЕЛАЯ ГВАРДИЯ»

«БЕЛАЯ ГВАРДИЯ» — роман М.А.Булгакова. Написан в 1922—1929 гг. Первоначально мыслился автором как первая часть трилогии. Предварительные варианты названия: «Белый крест», «Желтый прапор», «Алый мах». Впервые опубликован (частично: 13 глав из 19) в журнале «Россия» (1925, №4 и 5); полностью — двумя книгами: кн.1 — 1927 (Париж), кн.2 — 1929 (Париж и Рига). В СССР полностью издан в 1966 г.

Работа писателя над романом началась, вероятно, в 1920—1921 гг. во Владикавказе (косвенным подтверждением служит роман Ю.Слезкина «Столовая гора»: Булгаков явился прототипом его главного героя, Алексея Васильевича, пишущего роман «Дезертир»). Возможно, образ семьи Турбиных возник в драматургии Булгакова раньше, чем в его эпических произведениях: летом 1920 г. им была написана пьеса «Братья Турбины» (премьера — во Владикавказе 21 октября 1920 г.; текст не сохранился), которая, однако, мало напоминала будущую драму «Дни Турбиных».

Основная работа над романом началась после переезда писателя в 1921 г. в Москву. Первое сообщение о том, что рукопись вчерне окончена, встречается в письме Булгакова Слезкину 31 августа 1923 г.; но работа над текстом продолжалась и в 1924—1925 гг.- С «Белой гвардией» тематически и сюжетно связано несколько рассказов и фрагментов, опубликованных Булгаковым начиная с 1922 г., в ходе создания романа и после его завершения: «Красная корона (Historia morbi)», «Необыкновенные приключения доктора», «В ночь на 3-е число (Отрывок из романа «Алый мах»)», «Налет (В волшебном фонаре)», «Петлюра идет на парад», «Вечерок у Василисы», «Конец Петлюры», «Я убил». События, происходящие в них, связаны с финалом или с «последействием» «Белой гвардии»: главный герой мобилизован петлюровцами, уведен ими, затем совершает побег.

Когда «Белая гвардия» была практически написана, Булгаков 19 января 1925 г. начал и в августе закончил пятиактную пьесу под тем же названием, что и роман; в январе 1926 г. появится вторая редакция этой пьесы, и лишь затем окончательный вариант под названием «Дни Турбиных» (поставлен в 1926 г. во МХАТе).

В последний раз писатель обратился к роману в конце 20-х годов, когда при подготовке рукописи для парижского издательства «Concorde» переработал финальную главу.

Оба эпиграфа к роману — из «Капитанской дочки» А.С.Пушкина и из Апокалипсиса — актуализируют тему катастрофы. История уподоблена бурному морю, грозящему погубить нерешительного пловца: эта коллизия роднит булгаковский роман не только с «Капитанской дочкой», но и с «Пиром во время чумы» Пушкина, а также с романами Ф.М.Достоевского. Символический, обобщенный образ булгаковского Города ассоциируется с гоголевским «городом-миром», напоминая также об «Истории одного города» М.Е.Салтыкова-Щедрина.

Булгаковский человек ощущает себя на грани двух реальностей — исторической и культурной, которые относительно обособлены и противостоят друг другу. Насыщенность культурного пространства цитатами и реминисценциями осознается самими героями «Белой гвардии», воспринимающими все происходящее в проекции многочисленных культурных ассоциаций. Когда впитанная с детства культурная мифология разрушается и жизнь требует возвращения в реальность, персонажи обнаруживают, что эта реальность неуловима, предстает как «тайна и двойственность зыбкого времени». Утрируя тему хаоса, восходящую к романам Пушкина и Достоевского, Булгаков выстраивает ситуацию абсолютного этического кризиса, когда никакой поступок, никакая жизненная позиция не могут быть морально неуязвимыми: незыблемость нравственных принципов становится непозволительной роскошью. Соответственно, никто из персонажей (включая автобиографического героя Алексея Турбина) не может претендовать на вполне адекватное воплощение авторской позиции.

Роман является в полной мере «историческим»: политическая ситуация 1918 — 1919 гг. на Украине отражена здесь явно тенденциозно — в соответствии с определенными творческими задачами; автор откровенно субъективировал восприятие происходящего, не вдаваясь ни в какие тонкости политических программ и создавая обобщенный образ исторического процесса. «Белая гвардия» — роман не о революции, а о гражданской войне, в которой не бывает победителей. Отсюда горькая ирония автора, наблюдающего, как трагедия смешивается с фарсом: акцент делается на «издержках» истории, которая словно сворачивает с магистрального направления и втягивается в кровавый круговорот.

Рисуя современные ему политические события, Булгаков проецирует фабулу и на другие исторические эпохи. Важное значение имеют «римские» аллюзии; историческая ситуация, изображаемая в «Белой гвардии», явно сопоставляется Булгаковым с последними временами античности. Недаром реальный Киев является лишь прототипом романного Города: в этом названии прочитывается «Urbs» — одно из именований античного Рима. Закат римской цивилизации — это период перехода от язычества к христианству, время сосуществования двух культурных парадигм; Киев как центр крещения Руси в этом отношении подобен «вечному городу» — Риму, столице первохристианского мира. Поэтому закономерно взаимодействие в «Белой гвардии» языческих и христианских символов. Сакральность образа булгаковского города усиливается также за счет ассоциаций с Иерусалимом — прежде всего вследствие общности их функций как центров христианства.

Существенную роль в подтексте романа играет топика Троянской войны: мотив войны за восстановление домашнего очага и покоя; травестированное «похищение Елены». Образ Елены Турбиной ассоциируется с мифологической Еленой — покровительницей домашнего очага и одновременно — мореплавателей и моряков: эти две стороны образа соотносятся с булгаковским мотивом Дома-«ковчега» как оплота уюта, семейности в бурном море жизни (дом Турбиных, Александровская гимназия).

Действие романа пародийно соотносится также с историей Франции конца XVIII в. и эпохой наполеоновских войн. Влияние мотивов «Войны и мира» прямо сказывается в создании темы «нового Бородина»: например, парадный зал Александровской гимназии оказывается травестированным Бородинским полем. Однако торжественно заявленная освободительная миссия оказывается невыполнимой: «новое Бородино» не состоялось. Как ни парадоксально это звучит, победу здесь одерживает именно «Наполеон»: Город взят Петлюрой, который (хотя и комически) сопоставлен с Бонапартом.

Основные исторические события в фабульном времени продолжаются несколько более полутора месяцев (51 день) и заключены в промежуток между днем Андрея Первозванного (небесного покровителя Киева и всей Руси) — и праздником Сретения Господня. Привязывая момент завершения события в романе к Сретению, Булгаков, естественно, акцентирует и день Рождества, ибо данные праздники взаимозависимы; («воскрешение» Алексея Турбина связывается с мотивом «преждевременного Рождества»). В римской системе времяисчисления начало событий в романе соотносится с периодом сатурналий, а окончание — с праздником луперкалий. Наряду с «историческим» временем, в качестве своеобразного фона земных событий, с помощью мифопоэтических ассоциаций в романе создан пласт «космического» бытия — уровень внеисторической реальности, проявляющейся в моменты активизации подсознания персонажей (сны и разного рода видения).

Сложная система подтекстных отношений вносит дополнительные смыслы в заглавие романа, который, на первый взгляд, вполне политически конкретен. Дополнительные значения слова «белый» вносятся обоими эпиграфами. Стих из Апокалипсиса переключает семантику в сакральный план (белый цвет — цвет Христа); заголовок тогда читается как «Небесное воинство», «воинство Христово в белых одеждах».

Лит.: Бурмистренко С., Рогозовская Т. Сорок семь дней из жизни Города: Хроника конца 1918 — начала 1919 года // Collegium. Киев, 1995. № 1-2; Гаспаров Б.М. Литературные лейтмотивы: Очерки русской литературы XX века. М., 1994; Петровский М. Мифологическое городоведение Михаила Булгакова //Театр, 1991, №5; Тинченко Я. Белая гвардия Михаила Булгакова. Киев; Львов, 1997; Фиалкова Л А. Пространство и время в романе М.А.Булгакова «Белая гвардия»: К проблеме изучения жанра и композиции произведения // Жанр и композиция литературного произведения. Петрозаводск, 1986; Чудакова М. Жизнеописание Михаила Булгакова. М., 1988; Яблоков Е.А. Роман Михаила Булгакова «Белая гвардия». М., 1997; Milne L. Mikhail Bulgakov: А Critical Вiography. Cambridge, 1990.

Е.А.Яблоков