«БАЛАГАНЧИК»

«БАЛАГАНЧИК» — стихотворение и пьеса А.А. Блока. Стихотворение («Вот открыт Балаганчик…») написано в июле 1905, пьеса — в январе 1906 г.
Балаганами назывались временные постройки, предназначавшиеся для театрализованных зрелищ, — традиционное место народных гуляний и праздничных увеселений. Образ балагана нередко встречается в русской поэзии. Так, Е.А.Баратынский в поэме «Цыганка» описывал эту «столицу легкую безделья и бесчиновного веселья, досуга русского кумир». Блоковский балаганчик предстает символом театрального двоемирия, в котором соединяются игра и действительность, где чувства подлинны, а образы искусственны и часто нарочито поддельны. Это восприятие сцены выражено в ставшей крылатой реплике паяца: «Помогите! Истекаю я клюквенным соком!»

Идея создания пьесы на основе стихотворения принадлежала Г.И.Чулкову и возникла в ходе обсуждения проекта театра «Факелы», в котором символисты рассчитывали реализовать свои эстетические интенции. Театр, однако, создан не был. Премьера «Балаганчика» состоялась 30 декабря 1906 г. в Драматическом театре В.Ф.Комиссаржевской (Петербург). Постановка В.Э.Мейерхольда (он же играл роль Пьеро), музыку к спектаклю сочинил М.А.Кузмин, эскизы декораций готовил Н.Н.Сапунов. Театральной постановке предшествовала публикация пьесы в альманахе «Факелы» (апрель 1906 г.).

«Балаганчик» стал первой частью трилогии лирических драм Блока, тему которых, по словам поэта, составляют «переживания отдельной души, сомнения, страсти, неудачи, падения». (Две другие пьесы трилогии — «Король на площади» и «Незнакомка» — были написаны также в 1906 году.) Блок строит действие, используя прием «театра в театре», где автор не может совладать со своими персонажами, а те разыгрывают собственный сюжет, где вывернуты наизнанку расхожие метафоры и образы. Вместо смерти с косой, ожидаемой мистиками, является девица, у которой коса не символическая, косящая людей, а самая обыкновенная, заплетенная цветными лентами; Пьеро и Арлекин соперничают, желая овладеть сердцем Коломбины, но та оказывается картонной куклой. Арлекин прыгает в окно, но, согласно ремарке, «даль, видимая в окне, оказывается нарисованной на бумаге. Бумага лопнула. Арлекин полетел вверх ногами в пустоту».

В литературоведении пьеса «Балаганчик» часто рассматривалась как памфлет на символистскую драму, свидетельство разрыва Блока с этим художественным направлением. Подтверждение тому находили в резких отзывах некоторых символистов, например, А. Белого, который расценил пьесу как «измену символизму» и «кощунство», «горькие издевательства над своим прошлым». В действительности «Балаганчик» отразил внутренний спор между разными течениями, существовавшими в русле символизма. Объектом пародии у Блока становятся мистические настроения и эсхатологические пророчества, отнюдь не чуждые самому Блоку ни до «Балаганчика», ни после него. Подобные перемены эстетических ориентиров происходили и в творчестве А. Белого, по его же словам, не мешая «быть и оставаться символистом во всех фазах духовного развития». Мистическая экзальтация, ожидание «новой благой вести», владевшие А. Белым в период кружка «аргонавтов», сменяются в его «симфониях» пародией на «крайности мистицизма».

В «Балаганчике» сохраняет значение главная эстетическая идея младосимволистов — идея «теургии», преображения и пересоздания жизни посредством искусства. «Всякий балаган, в том числе и мой, — пишет Блок, — стремится стать тараном, пробить брешь в мертвечине». Житейской мертвечине символисты противопоставляли «соборное» искусство театра. Вяч.Иванов рассчитывал преобразить действительность, приблизив театр к литургии, наполнив его сакральным смыслом; Блок уповает на «очистительный момент» лицедейства и театрального шутовства: «В объятиях шута и балаганщика старый мир похорошеет, станет молодым, и глаза его станут прозрачными, бездна».

Премьера «Балаганчика» явилась главной театральной сенсацией сезона 1906/1907 гг. О первом представлении пьесы С.А.Ауслендер рассказывал: «Будто в подлинной битве кипел зрительный зал; почтенные солидные люди готовы были вступить в рукопашную; свист и рев ненависти прерывались звонкими воплями, в которых слышались и задор, и вызов, и гнев, и отчаяние». Г.И.Чужов вспоминал: «Я никогда, ни до, ни после, не наблюдал такой непримиримой оппозиции и такого восторга поклонников в зрительном зале театра. Неистовый свист врагов и гром дружеских аплодисментов смешались с криками и воплями». В.Э.Мейерхольд расценил постановку «Балаганчика» как подлинное начало своей режиссерской биографии: благодаря этой пьесе он открыл эстетику условного театра и выдвинул весомую художественную альтернативу «ненужной правде» натуралистической сцены, изображавшей жизнь как бы через замочную скважину. Актеры не вживались в образы: они играли с ролями, сохраняя ироническую дистанцию по отношению к персонажам. Впервые в истории театра по ходу действия декорации взлетали к колосникам, и вся машинерия сцены предстала перед глазами ошарашенной публики. Вторично Мейерхольд поставил «Балаганчик» в апреле 1914 г.

Лит.: Медведев П.Н. Драмы и поэмы Блока. Из истории их создания. Л., 1925; Долгополое Л.К. Александр Блок. Личность и творчество. Л., 1980; Theaterästhetische Suche in Rußland zu Anfang des 20. Jahrhunderts // Balagan, 1995, №1.

С. В. Стахорский